Интернет-магазин nachodki.ru

Выход США из Афганистана: последствия и перспективы

regnum picture 15683775985292695 big

9 сентября президент США Дональд Трамп объявил о прекращении переговоров с движением «Талибан» * о выводе войск из Афганистана. Сам Трамп при этом не отрицал необходимости вывода войск, говоря о том, что это является важной внешнеполитической целью, однако «должно произойти в нужное время».
В целом процесс мирного урегулирования, очевидно, носит вынужденный характер для США на фоне военных поражений сил США, НАТО и официального Кабула и падения популярности операции среди электората Дональда Трампа, который уже вступил в предвыборную гонку за переизбрание на пост президента.

Обстановка в Афганистане за последний год значительно ухудшилась для коалиционных сил, контролируемая территория сократилась с почти 50% районов до 35% к августу 2019 г., в то время как вооруженная оппозиция в настоящее время так или иначе контролирует, за вычетом административного центра, 37% афганских уездов (150 единиц), хотя в конце 2018-го эта цифра составляла только 15% районов, еще 27% (108) в настоящее время контролируются обеими сторонами конфликта.

Опасение вызывают также потери, которые НАТО и правительственные силы несут в столкновениях. Только за лето 2019 года в общей сложности погибли 1200 сотрудников силовых структур, среди которых и военнослужащие армии США, и 690 хуже вооруженных и подготовленных боевиков. Значительное число силовиков также оказываются в плену — так, весной в Бадгисе в плен боевикам без сопротивления сдались более 200 военных за два дня.

Популярности и поддержке оппозиционных сил способствовали и экстренные меры, с помощью которых Вашингтон и Кабул старались стабилизировать обстановку и приведшие в результате к значительному увеличению потерь среди гражданского населения. За первое полугодие погибло 1366 мирных жителей — почти на четверть больше показателей 2018-го), и немалая часть этих жертв вызвана как резким увеличением количества бомбовых ударов, так и правом бессудных казней подозреваемых в сотрудничестве с боевиками, которым наделили афганскую армию.

Всё это приводит к разочарованию в афганском государстве и увеличению доверия к «Талибану» * как к явственно более сильному игроку. В течение года на сторону боевиков перешли несколько тысяч человек, в то время как чрезвычайные военные меры не помогают США и официальному Кабулу ни стабилизировать, ни контролировать ситуацию. Компромиссный мир, который могут быть вынуждены подписать Штаты, в этих условиях не может не напоминать сценарий Вьетнама.

Существует, однако, и другое мнение относительно ситуации в Афганистане, транслируемое военными кругами США, согласно которому все переговоры с талибами* — не более, чем популистский предвыборный шаг, который будет свёрнут, как только отпадёт задача заигрывания с электоратом, и США вернутся к активным действиям, направленным на подавление «Талибана» *, опираясь на «вновь открывшиеся обстоятельства».

Однако такой подход не представляется оптимальным. Выборы президента США состоятся в ноябре 2020 г., то есть вернуться к открытым действиям в Афганистане будет возможно только зимой 2020/21 гг. при наилучшем развитии ситуации, в то время как боевики вряд ли сочтут необходимым дожидаться окончания президентской гонки в Штатах и начнут очередное наступление на лишенные поддержки правительственные войска значительно раньше.

Можно было бы предположить, что США рассчитывают на формально не относящиеся к вооруженным силам частные военно-охранные компании, и количество их сотрудников, действующих по контрактам с министерством обороны США действительно значительно (на 65%) выросло за последний год, однако их действия вряд ли могут быть сопоставимы с официальной военной поддержкой со стороны армии.

Не следует также забывать и о рисках вывода американских войск для иных участников коалиции — европейских стран НАТО, которые окажутся в сложном положении при одностороннем выводе войск со стороны США и будут вынуждены либо также спешно выводить свои силы с территории страны, либо начинать диалог с государствами ОДКБ и ШОС, вынужденными ради собственной безопасности включаться в ситуацию в Афганистане.

США же в этих условиях оказываются в незавидном положении игрока, показавшего свою неэффективность и собственными действиями вынудившего европейских союзников начинать переговоры с Москвой, Пекином, Тегераном. Роль афганского фактора в предвыборной риторике, уже вовсю разгорающейся в Соединенных Штатах, говорит о том, что перед президентом Трампом фактически стоит выбор между переизбранием и позициями в среде европейских союзников.

Лето 2020 года может стать решающим для противоборствующих афганских сил, в течение которого не только определится судьба Кабула, но могут быть созданы угрозы для приграничных с Афганистаном регионов, в том числе государств ШОС и СНГ. Среди последних, независимо от того, будет ли сдан Кабул, оправдаются ли чаяния противников президента Афганистана Ашрафа Гани о «коалиционном правительстве» с «Талибаном» * — поток беженцев, рост трансграничной преступности — в том числе связанной с наркотрафиком, торговлей оружием и людьми, межэтнические и другие вооруженные столкновения, угрожающие в первую очередь Центральной Азии и Ирану.

Нельзя забывать и о террористической угрозе, исходящей не только от «Талибана» *, но и от других союзных ему группировок — «Аль-Каиды» *, ИДУ*, о возможности активизации подполья ИГИЛ* и использования этой ситуации теми боевиками «Исламского государства» *, происходящими из государств СНГ, для того, чтобы вернуться на родину с экспансией радикального исламизма.

В результате дестабилизация обстановки в регионе может представлять реальную угрозу безопасности не только ближайших соседей Афганистана, но и Китая, России, Южного Кавказа, Турции, в конечном счете даже Западной Европы. Единственным способом избежать этого в условиях вывода сил США или хотя бы их неучастия в происходящем до окончания предвыборной гонки, является принятие мер со стороны других государств, которые не позволили бы стране погрузиться в хаос гражданской войны 1992−2001 гг.

Следует учитывать и тот факт, что поражение США в Афганистане может стать важным идеологическим фактором для различных террористических группировок в других регионах, в частности для антиизраильских сил.

Все эти обстоятельства говорят о том, что в условиях наступающего кризиса, фактически независимо от сценариев его развития, Афганистан может стать пространством для работы уже совсем других игроков — Китая, России и Ирана, которые будут пытаться сократить риски в приграничных афганских провинциях на севере и западе страны, возможно, в условиях развития масштабного конфликта. Практически неизбежно включение в эти процессы и европейских государств, отстаивающих свои интересы на фоне попыток США сохранить влияние в регионе.

Источник: https://regnum.ru/news/polit/2718583.html

КАК США БЕРУТ МОЛОДЕЖЬ КИРГИЗИИ ПОД СВОЮ ОПЕКУ

1519874658 02442700

США постоянно наращивают обработку молодежи в Киргизии. Эта сфера и раньше не была обделена вниманием американцев, ныне же их усилия становятся особенно зримыми.

«Нам нужно новое поколение»

В марте в Астане состоится встреча глав пяти государств региона. В таком формате, без «посредников» они никогда не встречались. И есть вероятность того, что эта встреча станет объединительной, появится новый международный субъект, вполне самостоятельная организация.

Пока существует другой формат, придуманный американцами, в виде ежегодной встречи министров иностранных дел стран региона и США – С5+1. В 2015-м и 2016-м такие встречи состоялись, а вот в прошлом году – нет. Возможно, сказался продекларированный курс Д. Трампа на концентрировании внимания администрации на внутриполитических проблемах страны. Но отказаться от диктовки другим странам и народам, как им жить, американцы не в силах. Учитывая предстоящую встречу глав государств региона, американцы, как всегда, не могут позволить кому-либо принимать решения без их участия.

Все это отражается и на работе с киргизской молодежью. Как сообщило американское посольство в Бишкеке, «молодежь из стран Центральной Азии и Афганистана 10-11 февраля 2018 года участвовала в дебатном турнире Network Cup 2018 в Американском университете Центральной Азии (АУЦА), который был организован Молодежным советом С5+1 при поддержке посольства США в Кыргызской Республике».

Принимали участие представители Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Афганистана и Узбекистана – всего 32 команды, по два участника в каждой. Они участвовали в дебатах на такие темы, как «глобальная борьба с терроризмом и безопасность, конкурентоспособность бизнеса Центральной Азии, транспортный коридор развития и экологические проблемы и изменения климата». Комментарии излишни.

Это мероприятие пока что можно назвать единовременным, приуроченным к предстоящему саммиту глав государств. Однако работа по другим направлениям – постоянным - также ведется планомерно и расширяется. Например, существует такая программа посольства, как «Американские уголки», основанная в 2003 году. «Уголков» семь: в городах Бишкеке, Караколе, Нарыне, Оше, Джалал-Абаде, Таласе и Канте. В анонсе посольства США сообщается, что «Американский уголок – это информационно-ресурсный центр по модели Американской библиотеки, целью которого является обеспечение всесторонней и современной информации о Соединенных Штатах Америки, таким образом способствуя взаимопониманию между народами Америки и Кыргызстана». Также сообщается, что столичный «уголок» стал «самой успешной платформой для общественной дипломатии в стране, который обслуживает более 80 тысяч посетителей в год». Центр реализует регулярные программы, а именно разговорные клубы, просмотры фильмов, презентации книг, мастер-классы и другие, а также программы, которые проводятся студентами программы Фулбрайт и волонтерами Корпуса мира.

Как видно, масштаб работы весьма обширен. «Американские уголки» посещают порядка 160-200 тысяч молодых людей в год, школьники и студенты. Для Киргизии с населением в 5,5 миллиона человек это внушительная цифра. Следует отметить, что «уголок» в Бишкеке расположен в Республиканской библиотеке для детей и юношества, в Таласе и Джалал-Абаде в государственных областных университетах, остальные в областных библиотеках.

Излишне говорить, что подавляющее большинство посетителей этих «уголков» – молодые люди, школьники и студенты. Привлекает их не только общение со сверстниками вне классов и аудиторий, но и возможность изучать английский язык и подготовиться к поступлению в вуз. И желательно в американский. Здесь стоит упомянуть такие программы, как Программа школьного обмена FLEX, которая «предоставляет возможность школьникам поехать в США, учиться в старшей школе в течение полного академического года и жить в приемной американской семье», или международная программа студенческого обмена Global UGRAD для студентов, по которой можно год обучаться в одном из университетов США.

Посольство также сообщает, что «с момента обретения независимости более 5 тысяч граждан Кыргызстана приняли участие в финансируемых США программах профессионального и образовательного обмена в Соединенных Штатах Америки. К ним относятся более 1,3 тысячи учеников старших классов, участников обменной программы FLEX, и сотни студентов университетов. Благодаря этим программам обмена они навсегда расширили свой кругозор и тем самым стали на путь к успеху». Есть еще такие программы для молодых лидеров, как «Открытый мир» и «Решения сообщества». Существуют и другие программы в других организациях типа Фонда Сороса, USAID, Internews Network, а также программы ОБСЕ, финансируемые США.

От мала до велика

Не оставляют без внимания американцы и более молодое поколение: «В целях повышения навыков чтения, с 2014 года USAID сотрудничает с министерством образования и науки для развития навыков чтения на кыргызском языке среди младших классов. В программе приняли участие 60 процентов начальных школ по всей стране; обучено свыше 10 тысяч преподавателей, и к 2020 году USAID планирует охватить все оставшиеся начальные школы страны». Именно так – все начальные классы.

Еще одно направление деятельности, на которое не жалеют денег, - издание учебников. Так, 8 февраля USAID передало министерству здравоохранения и министерству образования и науки 2,2 тысячи экземпляров нового учебника по фтизиатрии. Книги попали в т.ч. и в Киргизско-Российский славянский университет. Всего же, как утверждается в публикации посольства США, в рамках этой программы USAID предоставил более 421 тыс. книг на кыргызском языке более чем в 2 тыс. государственных школ и библиотек.

Если к посетителям «Американских уголков» добавить участников различных программ и выпускников Американского университета в Центральной Азии (2,4 тысячи), то получается, что США фактически стараются взять под контроль всю систему образования Киргизии.

Здесь стоит отдельно упомянуть, что в составе нынешнего правительства КР много молодых министров, их заместителей, начальников отделов, которые являются выпускниками американских, европейских, турецких вузов со стажем работы в иностранных компаниях и организациях как в самой Киргизии, так и за ее пределами. Понятно, что в большинстве своем они благожелательно относятся к попыткам США влиять на молодых кыргызстанцев. Например, Гульнур Керимкулова, назначенная на днях заведующей отделом финансов и кредитной политики аппарата правительства, окончила в 2006 году Академию высшего образования TeachEx/EdNet-USAID, получила степень магистра экономики, а в 2014 году получила степень магистра государственного управления Колумбийского университета.

На этом фоне стоит отметить, мягко говоря, слабую активность российской «мягкой силы». Упоминания заслуживают только военнослужащие с авиабазы ОДКБ «Кант». Солдаты и офицеры регулярно оказывают помощь детским домам, больницам, школам, проводят со школьниками различные мероприятия, создан и активно действует юнармейский отряд «Новое поколение». Активность же других российских организаций в Киргизии не замечена.

Мнение эксперта

«Госдепартамент США достаточно системно работает в Кыргызстане на протяжении всех лет независимости республики, – утверждает бишкекский политолог Игорь Шестаков. – В центре внимания американских госструктур всегда были СМИ, неправительственный сектор и молодежь. Прежде всего, такой выбор обусловлен тем, что государство не имеет финансовой возможности поддерживать НПО и молодежную политику, средств хватает лишь на СМИ, и то в ограниченных объемах. К примеру, когда Кыргызстан выбрал парламентскую форму правления, ЮСАИД достаточно оперативно отреагировал, запустив проект по работе молодежного парламента, где была предпринята попытка сформировать будущую элиту из числа молодых лидеров страны с активной гражданской позицией. Впоследствии участники этого проекта стали работать в ведущих политических партиях страны и в госструктурах. Это только один пример, но он свидетельствует о системной работе с будущими представителями власти Кыргызстана.

В этой связи в Вашингтоне наверняка прекрасно понимают, что вложение средств в молодежные инициативы напрямую связано с успехом будущих внешнеполитических проектов США в Кыргызстане. Для фонда «Сорос–Кыргызстан» реализация молодежных проектов также является ключевым направлением. Поэтому все разговоры о том, что якобы при Дональде Трампе будет сокращаться финансирование приоритетных для США проектов в Кыргызстане, – это в большей степени миф. Да, возможно, стало выделяться меньше средств на поддержку социальных проектов, но молодежное направление это вряд ли коснулось. Открытие нового учебного корпуса АУЦА продемонстрировало, что на молодежи американская сторона экономить не собирается. Данный университет является примером того, какой должна «мягкая сила». Если сравнивать этот американский образовательный проект с российским – КРСУ, то складывается впечатление, что для Москвы работа с молодежью в Кыргызстане занимает одно из последних мест. КРСУ уже не менее 7-8 лет, как перестал быть флагманом образования в республике. А по техническим параметрам этот вуз вообще безнадежно отстал от своих американских коллег. Единственная организация, которая стремится системно работать с молодежью, это российский фонд «Евразийцы – новая волна», но это скорее исключение, чем правило».

Прямо скажем, невеселая картина вырисовывается.

Источник: http://www.stanradar.com/news/full/28619-kak-ssha-berut-molodezh-kirgizii-pod-svoju-opeku.html 

Страна – бензоколонка

Многие сегодня называют Россию страной-бензоколонкой, но насколько это справедливо на самом деле?

123

Те, кто называют Россию сырьевым придатком Запада и Китая отчасти правы. В первую очередь это связано с ее географическим положением, большой богатой полезными ископаемыми территорией, а в 2015 году сырьевые товары составляли более 70 процентов от общей доли экспорта. Поэтому в сложившейся ситуации одним из перспективных направлений финансового роста является увеличение производства собственных товаров даже при высоких объемах экспорта газа и нефти.

В условиях ужесточившихся санкций российская экономика смогла не только удержаться на плаву, но и начать производить качественную продукцию, которая на мировом рынке хоть и не большим спросом, но пользуется. При этом постоянно происходит развитие в техническом и качественном отношении.

В помощь российским производителям была сформирована организация, которая предоставляет займы для рынков сбыта, на которые поступает российская продукция. Такой структурой является Российский экспортный центр (РЭЦ), занимающийся поддержкой экспорта только несырьевых товаров. Буквально 17 ноября РЭЦ и УзНацБанк подписали соглашение об установлении кредитного лимита в 100 миллионов долларов для экспорта российских товаров в Узбекистан. И это всего лишь один из новых рынков, который обещает быть перспективным по результатам 2017 года.

В 2016 году доля товаров, проданных за рубежом увеличилась на 4 процента по сравнению с 2015, тем самым снизив долю нефти и газа на столько же. Если мы будем и дальше наблюдать такую динамику, то через десяток лет Российская Федерация перестанет позорно называться бензоколонкой и наряду с развитыми торговыми странами будет гордится экспортом своим несырьевых товаров.

ТАДЖИКИСТАН. ОСВОЕНИЕ ПО-КИТАЙСКИ

photo 2017-01-30 16-31-00

Таджикистан, мягко говоря, не самый платежеспособный заемщик, но надежный и выгодный объект для долгосрочных инвестиций

Китайская Народная Республика - наследница Китайской империи, знавшей множество междоусобных войн, особенно в период троецарствия. Помимо войн внутренних Китай также успешно вел на протяжении своей истории и внешние кампании. Так что в деле присоединения чужих земель КНР далеко нельзя назвать новичком, к тому же именно в этом государстве жил и написал свой знаменитый трактат «Искусство войны» Сунь Цзы.

Мудрость, изложенная в наставлениях великого мыслителя, используется, при планировании внешнеполитических шагов Китая, и по сей день. По крайней мере, в отношении одного из соседей Китая, Таджикистана, наблюдается полное следование правилу: «...наилучшее — сохранить государство противника в целости, на втором месте — сокрушить это государство. ...Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь».

Подготовка почвы

За последние несколько лет количество и объем инвестиций Китая в различные проекты на территории Таджикистана множились и продолжают множиться в пугающих масштабах. Объекты этих инвестиций - это электростанции, водоочистные сооружения, дороги и техническая инфраструктура. Кроме того, китайским государственным компаниям отдана во временное пользование земля в Горно-Бадахшанской автономной области, на которой китайцы приступили к выращиванию хлопчатника и иных сельскохозяйственных культур. В это же время в городе Сарбанд Хатлонской области китайская холдинговая группа «Хэнань Чжун-Я» планирует вложить за три года 360 млн. долларов США в модернизацию и введение в эксплуатацию предприятий по производству аммиака и карбамида на базе предприятия «Азот». Существует вероятность, что в течение десяти лет работы предприятия контрольный пакет акций будет принадлежать китайской стороне. Об этом 17 декабря прошлого года сообщило агентство «Центразия», в материале «Китай вложит 360 миллионов долларов в производство аммиака и карбамида в Таджикистане».
Достичь этого удалось благодаря тому, что китайское правительство давало Таджикистану огромные займы в течение всего времени дипломатических отношений двух стран. Причем новые кредиты предоставлялись, несмотря на то, что взятые ранее не были погашены. И делалось это на фоне того, что Таджикистан, мягко говоря, не самый платежеспособный заемщик, но надежный и выгодный объект для долгосрочных инвестиций.

Давая в долг все больше и больше, китайские банки сделали таджикское руководство заложником собственной алчности и недальновидности. Это и позволило Китаю достаточно легко получить земли в аренду, «выиграть» тендеры на строительство и реконструкцию объектов инфраструктуры.

Обогащение почвы

Казалось бы, деньги руководство страны от этой сделки получило не малые (государственный долг перед КНР недавно перевалил за 1,8 млрд. долларов США и продолжает расти), и на них можно было попытаться оживить экономику – вложить в промышленность и сельское хозяйство, получить прибыль для погашения кредита. Но нет. Загадочным образом все средства, переданные Китаем, были «освоены» так, что на продуктивные антикризисные меры выделять осталось нечего.
В связи с этим мы встаем перед вопросом: неужели государственные деятели, такие как министр финансов Курбониен Карим, министр экономического развития Неъматулло Хикматуллозода, председатель государственного комитета по инвестициям и управлению госимуществом, Косим Кодир и их команды не понимают очевидного факта – чтобы отдать долг, надо вывести экономику «в плюс». Наверняка это понимает любой референт из приемной этих государственных мужей, однако соответствующих решений принято не было.

Проращивание семян

В настоящее время картина китайского присутствия в Таджикистане отдаленно напоминает оккупацию. Земли на юго-востоке страны возделывают китайцы, работая на китайско-таджикские компании. Местному населению получить там работу – возможности нет. В результате этого создается серьезное социальное напряжение. Нередко происходят стычки таджиков с китайскими рабочими, и закон в такой ситуации оказывается на стороне гостей, а может будущих хозяев страны.
Китайские корпорации прокладывают в этих районах дороги и возводят линии электропередачи. Вся имеющаяся на арендованной земле инфраструктура модернизируется и приводится к привычным для китайцев стандартам. Строятся электростанции и плотины для будущих гидроэлектростанций, водоочистные станции объекты водоснабжения, прокладываются коммуникации, ремонтируется «Душанбинская ТЭЦ». Помимо этого, ремонтируются и создаются вновь дороги в рамках реализации проекта «Экономический пояс Шелкового пути». Это транспортная магистраль, позволяющая Китаю поставлять товары в Европу транзитом через страны Центральной Азии. Напомним еще раз: все, указанные выше проекты финансируются КНР.

Жителям прилегающих территорий остается лишь в бессильной злобе наблюдать за тем, как их землю осваивают и обустраивают под себя предприимчивые гости. Сделать с этим они ничего не могут, региональные власти, при поддержке руководства страны, раздали их земли в обмен на деньги. Любой конфликт с китайцами – гарантированные статья и срок.

Сбор урожая

В середине декабря 2016 года было анонсировано соглашение между Китаем и Таджикистаном о строительстве на таджикско-афганской границе трех комендатур, пяти пограничных постов, пяти пограничных застав и одного учебного центра. Стоит отметить, что проект заявлен, как совместный, однако основные траты будут проводиться за счет КНР. Такая забота о безопасности соседа, мягко говоря, не характерна для Китая. Больше похоже на то, что это забота о собственных рабочих и объектах, строящихся на территории Таджикистана.

Наглядно демонстрирует планы Китая в отношении Таджикистана внезапное культурное сближение двух стран. В 2016 Таджикистан стал третьей мусульманской страной, где на законодательном уровне запретили отмечать Новый год по григорианскому календарю. Распоряжение об этом подписал министр образования республики Нуриддин Саид. Наказание за несоблюдение этого запрета – лишение свободы сроком до 5 лет. Зато теперь в Таджикистане отмечается китайский Новый год. Любопытно, не правда ли?

Китаю нет нужды применять силу в отношении Таджикистана, так как он уже в полной экономической зависимости. Местные власти не в состоянии отказать в чем-либо влиятельному кредитору и подписывают документы, ущемляющие интересы Таджикистана, но выгодные для восточного соседа. Одной из самых беспрецедентных привилегий стало освобождение китайских компаний от выплаты налогов и государственных пошлин.

Перспективы у такого рода партнерства для Таджикистана печальные, поскольку принимаются законы, выгодные лишь Китаю. Таджикистан имеет все шансы стать сырьевой колонией большого и расчетливого соседа, признаки этого налицо уже сейчас.