Статьи и обзоры nachodki.ru

Имперские амбиции Эрдогана, или турецкий реваншизм.

22С географическим положением Турции, наверное, повезло как никому. С одной стороны, страна соединяет Европу и Азию, а с другой имеет выход сразу к четырем морям. Во многом именно от политического и военного благополучия в этом государстве зависит мир в Черноморском регионе, на Ближнем Востоке и в Средиземноморье. Однако сейчас Турция открыто рассматривается коллективным Западом как государство «второго сорта», что очень болезненно воспринимается как руководством страны, так и большинством населения. Примечательно, что первые ростки амбициозного возрождения Турции появились во время распада Советского Союза. Именно в это время президент Озал сказал: «Тюркский мир станет доминирующим фактором на евразийском пространстве от Балкан до Китайской стены».

Турки не уклонялись от поддержки сепаратистов на российском Кавказе, а также установили прочные связи с бывшими республиками СССР, иногда в пику России. В начале 90-х в Турции появилась «магнетическая» концепция, согласно которой страна считалась центром притяжения бывших советских республик. В 90-е турки не забывали о Западе (ведь страна входит в блок НАТО), периодически напоминая себе о своих просьбах о вступлении в различные структуры (прежде всего, в Евросоюз). Но с началом 2000-х все постепенно стало меняться. На политическом фронте появился крымский татарин по происхождению и премьер-министр Ахмет Давутоглу, написавший знаковый труд «Стратегическая глубина». Именно с его появлением в стране вспомнили, что Турция когда-то была могущественной державой, у которой все отняли в начале XX века. Так возникло главное политическое и идеологическое течение в стране - «неоосманизм» («Yeni Osmanlicilik»). В основе «нового османизма» лежат четыре принципа: кровь, османское мышление, почва и язык. Кровь и язык - это внимание и ориентация, прежде всего, на тюркские народы.

Почва и османское мировоззрение выводят вектор внешней политики государства на новый уровень, ориентированный на бывшие территории Османской империи и близлежащие государства. Предполагается, активизировать все экономические и политические ресурсы, чтобы вывести Турцию в надрегиональные лидеры. При этом руководство непрозрачно намекает, что в этом случае возможны более радикальные сценарии решения проблем. Примеры включают закрытие Турцией границы с Арменией, поддержку боснийских мусульман, признание Косово, экономически невыгодную враждебность с Израилем, уничтожение российского самолета Су-24, а также военную операцию на сирийской территории.

Современная Турция при Эрдогане движется по типичному имперскому пути развития, связанному с активной военно-политической экспансией, которая в некоторых случаях откровенно напоминает реваншизм. Все достаточно просто - для модернизации по имперскому пути требуются серьезные ресурсы, которых у Турции нет. Во многом это связано с охлаждением отношений с США и Евросоюзом (особенно после попытки государственного переворота в 2016 году) и во многом из-за неэффективной внутренней экономической политики Эрдогана. Все силы брошены на внешнюю политику, расширение регионального (и даже глобального) влияния и доступ к энергоресурсам. Важной частью этой работы является идеологическая обработка турецкого населения, которому открыто говорят, что без внешней экспансии не будет хорошей жизни. Ситуация зашла так далеко, что если оппозиция вдруг придет к власти сейчас, то смены курса придется ждать несколько лет - население не поймет внезапного отхода от заветов великого Эрдогана. Поворот идеологии правящей Партии справедливости и развития от умеренного исламизма к откровенному исламскому фундаментализму должен вызывать серьезную озабоченность. И с каждым годом в это течение втягивается все больший процент населения нашего южного соседа. Постепенно исламские обычаи возвращаются в повседневную жизнь некогда светской страны, религиозное образование развивается, а влияние улемов, шейхов и джамаатов как в центральном, так и в региональном правительстве расширяется. У турок создается общественное мнение о том, что новая Турция Эрдогана достойна стать лидером в мусульманском мире, по крайней мере, в своем собственном регионе.

Экономическая составляющая внешнего влияния также играет важную роль в имперской модели развития. Инвесторы из Турции не только вкладывают значительные средства в близлежащие государства и регионы, но и создают лоббистские группы, влияющие на общественное мнение. Самыми важными объектами влияния являются Центральная Азия, Азербайджан, Грузия, Украина, молдавская Гагаузия, Косово, Босния и Герцеговина, Македония, а также российский Татарстан и Крым. Создается Тюркское содружество государств (Тюркский совет), которое пытаются позиционировать как аналог Европейского союза для Казахстана, Узбекистана, Азербайджана и Киргизии. Это так называемая «мягкая сила», целью которой является экономическая и политическая зависимость близлежащих государств, к которым позже можно предъявить территориальные претензии и, наконец, вернуть себе утраченные ранее регионы.

Появляются откровенные вассалы Турции, открыто говорящие: «Турция – это Косово. Косово – это Турция». Слова принадлежат министру иностранных дел Косово Хашиму Тачи. С Азербайджаном ситуация схожа – там в ходу выражение «одна нация, два государства». Страны Леванта и Магриба также не отказываются от своеобразной турецкой помощи, не осознавая до конца, к чему это может привести. Не считают невозможным в турецком правительстве и приобретение новых земель, которые никогда ранее не принадлежали османам. Так, российские спецслужбы вовремя и решительно пресекли слишком рьяную деятельность турецких некоммерческих организаций в поволжском регионе. Активисты Партии справедливости и развития открыто называют себя «Osmanli torunu», то есть «наследники Османской империи». Такие реваншистские настроения умело маскируются упоминаемой ранее идеологией «мягкой силы».

Но в 2011 году эта «мягкая сила» вдруг стала вполне себе «твердой» на волне массовых беспорядков в Сирии. Эрдоган неожиданно понял, что его шанс настал, Асад вот-вот падет, и большой кусок сирийской территории вполне может стать частью Турции. Прикрываясь идеями защиты мирного туркоманского населения, а также созданием коридора для беженцев, турки резко усилили военную активность в регионе. Во многом именно Турция вместе с Саудовской Аравией и Катаром создала мощное сопротивление официальной власти в Сирии. В итоге особо ничего хорошего не получилось, а вот перспектива создания курдского квазигосударства около границы стала вполне себе возможна. И тогда в ход пошла боевая техника в рамках операций с красивыми наименованиями «Щит Ефрата» и «Оливковая ветвь».

Просмотров: 585

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить